комментарии

Новостная лента
12.12.2017
Разное

Дельфины возвращают к жизни туймазинца, страдающего аутизмом

Венера Аширова
29 Августа 2017
09:41
3477
3

Марат проснулся среди ночи от необъяснимой тревоги. Он откинул одеяло. Рядом с ним кто-то сидел и молча смотрел на него. Вгляделся – это же Артур! «Сынок, ты что тут делаешь?» – и обнял мальчика. Почувствовав на себе что-то липкое, прошлёпал в ванную и долго смывал моющее средство – пока он спал, Артур полил его голову «Фейри», как грядку с цветами...

Туфли в ванной

У Закировых три сына – 15, 8 и 6 лет. Средний Артур рос обычным любознательным мальчишкой, пошёл в детский сад, но в три года с ним что-то случилось.

Он перестал спать вообще, поэтому родители несли вахту по очереди, охраняя сына. От него прятали острые предметы. Стоило включить яркий свет или громко засмеяться, у него резко менялось настроение, он начинал долбиться головой об стену. Соседи, разумеется, проявляли недовольство. Марат с Сириной объясняли им, что ребёнок болен, но натыкались на стену непонимания.

На просьбы родителей не стучать, не бросать тяжёлые предметы на пол, сын не реагировал. Смотрел сквозь них. Не слышал, не видел, не разговаривал ни с кем, пребывая в своём мире. Складывал в гармошку полиэтиленовую обложку с учебника старшего брата и целый день бегал в комнате по кругу или сидел, раскачиваясь, как маятник. Марат и Сирина, доведённые до отчаяния, срывались и начинали кричать на сына. А потом, опомнившись, плакали вместе с ним...

Закировым приходилось держать «круговую оборону» – каждый выход с сыном в больницу, в детскую поликлинику, на детскую площадку, в магазин отнимал много сил. Друзья стыдились находиться рядом с ними, особенно на улице, когда у Артура вдруг начинался припадок. Они делали вид, что не знают ни Марата, ни Сирину. Люди, проходившие мимо, обливали презрением родителей и бросали им вслед: «Какой невоспитанный ребёнок!».

Раньше к ним приходили в гости родственники. Но когда сын заболел, посещения прекратились. Пока взрослые общались, Артур мог незаметно бросить в ванну с водой чужие туфли или выбросить в окно сумку. Люди обижались. В конце концов Закировы остались одни со своей бедой.

Мужики, вы где?

Они ездили по больницам. Ребёнка пичкали нейролептиками, которые успокаивали его, но при этом выводили из строя жизненно важные органы. Мозг перестал развиваться.

В психоневрологическую больницу (недалеко от Уфы) мальчика хотели положить одного, но им подсказали, что нужно сослаться на закон, о котором многие родители больных детей не знают: до 14 лет ребёнка-аутиста обязаны принимать в лечебное заведение с одним из родителей.

Закировы прошли через такие мытарства и унижение... «Футболили» три года и только после этого поставили диагноз «атипичный аутизм».

– Меня поразило, что куда бы мы с супругой не ездили, видели, что больных детей сопровождали одни только женщины, – поделился Марат. – Я расспрашивал: «Почему вы одни? А где мужики?» Они опускали глаза. Понимаете, их предали самые близкие люди! Сильным мужчинам хотелось спать ночью и не подскакивать от детского крика, после работы смотреть футбол по телевизору, а в выходные рыбачить... Им хотелось спокойно жизни. Жизнь-то одна. И это не укладывается в моей голове. Предательство возвращается, как бумеранг. Неужели они этого не понимают?

Справка

Аутизм (греч. аutos – «сам») – психическое расстройство. Заболевание чаще всего поражает мальчиков в трёхлетнем возрасте. Различают несколько видов. Особенностью является то, что человек стремится уйти в свой мир. Он избегает контактов с окружающей действительностью, но при этом очень нуждается в общении и очень страдает от его невозможности. На него ежеминутно обрушивается поток впечатлений, которые он не способен «переварить».

Если обычный человек воспринимает поступающую информацию по разным каналам, например, используя слух и зрение, то аутист не в состоянии свести в одно целое всю информацию, и это пугает его. Человеку как будто трудно находиться внутри себя самого – всё слишком ярко, всё слишком громко. Такие ощущения могут приносить страдания.

Аутисты простодушны, наивны, очень ранимы. Но им свойственна агрессивность. Правда, специалисты считают: это не настоящая агрессия, скорее всего – акт отчаяния.

– Нас предупредили, что состояние ребёнка будет ухудшаться с каждым днём, и предлагали оформить документы в Серафимовский детский дом. Но как можно отдать чужим людям родного и любимого сына, пусть даже не такого, как все? Я не понимаю... – у Марата рыдания рвались из груди. Потребовалось время, чтобы успокоиться. – Об аутизме практически никто не знает. Люди рассуждают примерно так: «Наверное, заразная болезнь! Эй, вы там, не подходите к ребёнку! И от родителей держитесь подальше. Они наверняка алкоголики и наркоманы...»

– Каждый 88-й человек в мире имеет признаки аутизма. Советую посмотреть художественный фильм-короткометражку «Каждый 88», – продолжила Сирина. – Он идёт всего 25 минут, но перепахивает всего. Ты будто влезаешь в шкуру аутиста и делаешь первый шаг к принятию таких людей. Ведь когда ты что-то знаешь, ты меньше этого боишься.

Для аутистов очень важен чёткий распорядок дня, тогда не будет места панике и отчаянию. Даже если сын делает что-то неправильно с точки зрения здорового человека – обсыпает нас мукой, разливает воду, выкидывает вещи, мы улыбаемся и говорим ему: «Мы любим тебя! Ты живёшь в своём мире, а мы – в другом. И приглашаем тебя выглянуть из своей норки и заглянуть к нам в гости. Приходи, у нас хорошо!»

Среда должна развивать, тянуть Артура вперёд. На одном из сайтов в Интернете родители больных детей делились впечатлениями о дельфинотерапии, которую проводят в посёлке Лазаревском на Чёрном море, недалеко от Краснодара. Мы сразу же позвонили, но оказалось, что опоздали – на основные занятия записываются за полгода. Но всё равно поехали всей семьёй, так как Артур воспринимает родителей и братьев как одно целое. Если кого-то рядом нет, начинает метаться, искать.

А на ощупь – резиновые!

Занимались в коммерческой группе. По деньгам это выходило дороже, но не хотелось упускать время. Вначале врачи и психолог выяснили, нет ли противопоказаний. Занятия длились восемь дней подряд по 25 минут.

– В бассейне с тёплой морской водой плавали два дельфина и кит-белуха Плюша длиной чуть ли не пять метров и весом в пределах полутора тонн, – делилась впечатлениями Сирина. – Отбор животных для проведения терапии проводится тщательный. Выбирают самых общительных и доброжелательных «докторов». Их готовят в течение года. Кстати, белух в дельфинотерапии используют только у нас. Занятия строго регламентированы. И после них дельфинам обязательно нужен отдых для восстановления – 40-50 минут.

Первое время сидели на бортике – привыкали. Из воды то и дело из появлялась озорная смеющаяся физиономия дельфина, на которой можно было прочитать: «Давай смеяться вместе!» Вместе с сыном гладили животных. Они очень ласковые, весёлые, а на ощупь – резиновые!

Потом спустились в воду. Артур плакал три дня. Наверное, ему было страшно, ведь аутисты очень чувствительны к прикосновениям. Иногда он кричал, отталкивал животное. И что удивительно – дельфин сразу же отплывал, чтобы вернуться вновь, когда ребёнок успокоится.

Вскоре Артур подружился с афалинами (так называют разновидность дельфинов), радостно играл с ними в мячик, обнимал их, катался верхом и ухватившись за плавники. Это был волшебный мир: зелёная вода, вспененная дельфиньими хвостами, их полные веселья глаза, необычный разговор – свист, щелчки и звуки « фр-р-р» из дыхала! А ещё великанша Плюша, которая нежно прижималась к голове мальчика и действовала, как опытный массажист. Порой она смешно вращала головой и раскрывала пасть – смеялась. И всех можно было обнять и при этом ничего не бояться.

Screenshot_2017-08-09-14-03-15.jpg

Screenshot_2017-08-09-14-03-47.jpg

Screenshot_2017-08-09-14-05-55.jpg

Птицы летят...

Вернувшись домой, мы практически перестали пить лекарства. Они стали нам не нужны. Теперь мальчик спит по ночам. Сам включает телевизор и смотрит мультфильмы, включает воду в ванной и принимает душ, сам одевается, складывает одежду (порой убирает и за братом). Приносит хлеб, колбасу, нож и просит маму сделать бутерброды.

Его интересует музыка. Он стал барабанить, подбирает мелодии. И самое главное – он РАЗГОВАРИВАЕТ! Провожает папу утром и подаёт мусорный мешок со словами: «Папа, иди на работу». Научился хитрить, натворит что-нибудь и говорит: «Всё, больше не буду». Он помогает ломать спагетти, а после этого ждёт, чтобы его похвалили. Если же мама забывает, то он сам себя хвалит: «Артурик – молодец».

Он понимает теперь, что такое хорошо и что такое плохо. Однажды сел на стул, а рядом стояла кастрюля. Она упала на пол. Родители промолчали и затаились: что будет дальше? Артур подобрал кастрюлю и водрузил её на место. Отец с матерью чуть в пляс не пустились, но сдержались. Нельзя слишком бурно реагировать. Поэтому улыбнулись друг другу.

На прогулке Сирина рассказывает ему, что она видит вокруг: «Посмотри, сынок, птицы летят!» И он эхом повторяет.

Раньше не мог высидеть на одном месте и пяти минут, а сейчас? Наша беседа в редакции длилась почти час. И всё это время Артур прислушивался к разговору, обнимал родителей и младшего братика. И даже озорничал, проверял реакцию чужого человека: скинул бумаги со стола и посмотрел на меня – что скажу? Потом, усыпив бдительность, даже стащил очки с моего носа. А на прощание подал мне руку.

Закировы понимают, что дельфинотерапия не сможет сделать из сына полноценного человека, но подвижки огромные! Теперь они ищут хорошего дефектолога-логопеда или психолога...

– Спасибо всем, кто нам помогает, – говорит Марат. – Весной здорово выручил центр защиты семьи, материнства и детства «Ковчег» при Свято-Андреевском храме – мы написали заявку и нам выделил 125 тысяч рублей. Этого хватило на курс лечения. Мы были на приёме у Салавата Сагитова, который курирует здравоохранение. Нам стало легче.

Я один в семье добытчик. Надо за квартиру заплатить, купить одежду, накормить детей... Были времена, что сидели на гречке и на морковке. Оказывается из моркови столько вкусного можно приготовить! Но мы не унывали. Чтобы выплатить долги, приходилось много трудиться. «Заработал» инсульт. Но мне, как и Артуру, здорово помогли дельфины. С долгами расплатились.

Беда объединила нашу семью. И что важно, у нас появились настоящие друзья. Одни привозили заграничное лекарство и говорили: «Расплатишься, когда сумеешь...» Другие приезжали в Туймазы из других городов с собаками хаски, чтобы поучаствовать в мероприятии, организованном сектором молодёжи Администрации района (так мы собрали деньги на лечение).

Нас радует, что у нас появились последователи – в конце августа ещё одна семья туймазинцев с больным ребёнком едет на Чёрное море. Они верят, что дельфины помогут...

Признать право на непохожесть

– На атипичных аутистов ставится клеймо «неперспективный, необучаемый», – подбирая нужные слова, Сирена обнимала сына. – Эти дети изолированы от общества, их не берут в школы, детские сады. И я прошу родителей: не стыдитесь своего ребёнка! Признайте за ним право быть таким, какой он есть. Примите его с невнятной речью, странными жестами. Какая разница, что скажут о нём незнакомые люди? Пытаясь чему-то научить его, не ждите быстрого результата. Научитесь радоваться самым маленьким достижениям.

Просьба к педагогам и родителям: рассказывайте детям о том, что рядом с ними живут «особенные» люди. Не смейтесь над ними, будьте милосердны!

Человек с ДЦП, аутизмом или другим диагнозом – это личность. Может, стоит пересмотреть отношение к тем, кого считают другим? Нет ничего плохого в том, что он не похож на всех остальных.

Помогая другим, вы помогаете себе

В конце сентября Закировы снова собираются ехать на лечение. Если хотите помочь, можно перечислить деньги на карточку Сбербанка его матери Сирины Минниназировны Закировой – 427 688 02 149 40 565.

Также просим позвонить Марату и Сирине тех, кто ближайшее время выезжает в Италию (им нужно заказать лекарство) – 8-937-164-10-11.



Поделиться:



Отображать комментариев на странице


Все поля обязательны для заполнения
Текст комментария:
Пользователи, оставляющие комментарии, несут полную правовую ответственность за их содержание.
Защита от автоматических сообщений