комментарии

По вопросам размещения рекламы обращайтесь в редакцию.


Новостная лента
17.08.2017
Информация

Туймазинец, много лет сидевший на игле, нашёл в себе силы остановиться

Венера Аширова
12 Августа 2016
11:00
785
3

«Ведь для чего-то Господь на земле меня ещё держит?!»


Родители Андрея были простыми работягами. Мать мыла полы в школе, отец пропадал на заводе. Была ещё старшая сестра, правда, жила в другом городе.

Он говорил родителям, что уходит в школу, а сам убегал на задворки и курил там с друзьями (все они были старше его). Смотрел на них, и хотелось стать таким же, как они, – независимым, «крутым», ничего не бояться.


Началось с маковой соломки

В седьмом классе его оставили на второй год. Мария Ивановна, классная руководительница, сказала: «Доигрался, Устинов!» (фамилии и имена всех героев изменены – ред.)

Отец помог устроиться в ПТУ в надежде, что сын получит профессию. Но в училище он повздорил с педагогом. Тот заподозрил, что Андрей списал работу, и потребовал дневник. Услышав отказ, педагог попытался вывести Андрея из кабинета. Тогда парень почти под два метра ростом ударил мужчину...

И снова помог отец. Упросил взять сына в строительную бригаду, чтобы тот был на подхвате. Обещали помочь освоить сварочное дело. Но у Андрея с мастером коса нашла на камень. Пришлось уйти.

Силы в нём было немеряно, всегда говорил: «На мне пахать нужно!». Первые самостоятельно заработанные деньги появились, когда устроился грузчиком.

Однажды старшие друзья предложили: «Андрюха, поехали с нами – развеемся!» Оказалось, поехали за маком. Взыграло мальчишеское любопытство, и он упросил дать ему попробовать зелье.

Отец был недоволен его дружками: «С кем связался? Руслан только что из тюрьмы вернулся. Разве не видишь? Хватит матери сердце надрывать. Слышал, что на стекольном люди требуются. Сходи-ка завтра».

Его взяли в барабанный цех, где делали ампулы. В горячем цехе Андрей выдержал только четыре месяца.


«Помоги мне устоять!..»

— Когда я встретил Гузель, мне захотелось другой жизни, – рассказывал Андрей. – Она была, как бы вам сказать... Чистая, лёгкая, как ветер.

Конечно, скрыл от неё, что я «на игле». Я тогда мог ещё себя контролировать. Мечтал, что поженимся и уедем подальше – от старых друзей. Но она ухаживала за больной матерью. Мы остались в городе.

Как-то зимой вечером принял дозу у друга, а вторую принёс домой. Утром пораньше запёрся в ванной. Стал вводить наркотик в вену. Глянул в зеркало. Как же я возненавидел себя! Будто током ударило: «Гузель уйдёт от меня!..» А потом налил воды в ванну и побросал туда все свои вещи. Даже пуховик, чтобы не смог выйти на улицу за очередной дозой... Боль в икрах была адская. Когда оклемался, поехал в церковь, в Воздвиженку. Там молился: «Господи, помоги мне с этим справиться. Я слаб, но ты укрепи меня, помоги мне устоять!» Мы долго разговаривали с батюшкой...

Гузель ушла, когда поняла, что не сумеет вытащить меня из этой ямы. Ушла беременной. А я всё спускался на дно. Некоторое время принимал наркотик, который в простонародье называют «крокодил». Страшная вещь. Мой знакомый за несколько месяцев превратился в гниющую развалину.

В одной компании увидел, что курят «синтетику». Попробовал. Поначалу чувствовал себя невероятно энергичным, но затем наступала расплата. Неимоверная боль. Галлюцинации. Один рассказывал, что после дозы ему казалось, будто в палату влетел вертолёт и бьёт его по голове лопастями.

Интеллект уносит за 2-3 месяца. Наркомана сравнивают с заигравшимся игроком, который пытается отыграться. Но отыграться очень трудно.

Однажды попал в реанимацию. У меня стал вздуваться живот. Не мог ходить в туалет. Врачи сказали матери, что положение тяжёлое. Помогло только переливание крови. Это был звоночек сверху – остановись! Но я не услышал.

Мне сказали, что Гузель родила сына. Такая радость, а я всё оттягивал время: «Схожу завтра, завтра...» Увидел сына впервые, когда ему было три года.

Жил я тогда с матерью. Она сильно болела. Нужны были деньги.

Знакомые ребята предложили сходить на дело. Дурак, что согласился. Всё наружу вылезает. В итоге получил срок – 10 лет за разбой и нанесение тяжких телесных повреждений. Отсидел от звонка до звонка.

Возвратился домой. А там – больная мать. Была ли она рада мне? Только плакала и просила взяться за ум. А у меня тоска в душе, безысходность. В первый же вечер нашёл дозу. И снова ломка... Когда пришёл в себя, долго бродил по городу. Очутился на мосту через железную дорогу. Смотрел, как уходят поезда, на людей, встречавшихся на перроне. Представил, как я лежу на рельсах. Именно тогда почувствовал, что с головой происходит неладное.

Врач в наркологии потом объяснила: это разрушается мозг.


Заноза на всю жизнь

Итог моей жизни? Мне уже 48 лет. Нет ни дома, ни семьи, ни статуса – никто меня ни разу не назвал по имени-отчеству. Кто? «Наркоша». Отбросы общества... А ведь у меня руки нормальные. Трудовая книжка имеется. В Уфе пять лет отработал бригадиром на производстве окон и дверей. Пожилая женщина, у которой я снимал угол, попросила меня сделать беседку. И я сделал. Так красиво получилось...

А недавно я стал дедом. Представляете, дожил до этого времени!.. Не подох где-то под забором. Внук родился зимой. Надо бы сходить, но не хочется идти к нему с пустыми руками. Какого-нибудь попугайчика, что ли, купить? Может, Господь на земле меня ещё держит, чтобы я его увидел?

Только сейчас понял, как хочу жить. Да, знаю, что болезнь останется со мной навсегда. Это не занозу вытащить, помазал йодом – и спасибо-до свидания... Врач сказал, что мне нужно быть очень внимательным, чтобы не сорваться в очередной раз.

PS. На днях Андрей позвонил и сказал, что нашёл работу...


Комментарий

Филюс Зайнуллин, заведующий диспансерным наркологическим отделением:

— Самое трудное – научиться жить с этой болезнью. Надо провести большую работу с помощью врачей, родных, близких, друзей. Человек сам должен помочь себе.


Гузель Мухаметзянова, заведующая стационарным наркологическим отделением:

— Человек, отказавшийся от употребления психоактивного вещества и пожелавший вернуться к нормальной жизни, испытывает колоссальный прессинг. В глазах общества он – изгой. Большинство считает, что это не болезнь, а заработанная вредная привычка. Вот когда общество научится сострадать таким людям, тогда им легче будет изменить свою жизнь.

Что нужно человеку, чтобы реабилитироваться? Работа, покой в семье, поддержка окружающих, признание. Жить с этой болезнью можно, ежедневно трудясь, ежедневно говоря себе: «Нет!» Человеку всегда даётся шанс исправить ошибку. И преодолевать это заболевание легче, если рядом с тобой близкие люди.

Родители должны знать: если они будут говорить с детьми о существующей проблеме наркомании, предоставлять необходимую информацию, то система отказов, формирующаяся в подростковом возрасте, будет крепкая.



Поделиться:


По вопросам размещения рекламы обращайтесь в редакцию.


Отображать комментариев на странице


Все поля обязательны для заполнения
Текст комментария:
Пользователи, оставляющие комментарии, несут полную правовую ответственность за их содержание.
Защита от автоматических сообщений