комментарии

Новостная лента
12.12.2017
Разное

Человек с большой буквы Василий Васильевич Шиц немало вынес за свою жизнь

Венера Аширова
23 Декабря 2016
15:10
591
3

«Я знаю, что такое концлагерь, не по Солженицыну...»


Человек с большой буквы Василий Васильевич Шиц немало вынес за свою жизнь


ввш.jpg


Василий Васильевич Шиц родился в 41-м. Там, где некогда была деревня Усенка, основанная немцами-переселенцами из Черниговской губернии, находился колхоз Либбенталь (сейчас – улица Тельмана в Туймазах). Председателем работал его отец.


Письмо с сургучной печатью

В 1945-м отца репрессировали по доносу, посчитав врагом народа, и отправили на лесоповал в Челябинскую область. Мать осталась с четырьмя детьми. Четыре года бедствовали, а потом их отправили туда же – на лесоповал.

– Мне было восемь лет. И я знаю, что такое концлагерь, не по Солженицыну, – рассказывает Василий Васильевич. – Вырыли землянку. Чтобы не умереть с голоду, развели кроликов. Лагерь находился в лесу. Территория огромная. Мы собирали грибы, ягоды, тем и спасались. Знаете, как встретили Новый 1951 год? Посреди землянки стоял маленький, сколоченный из неоструганных досок столик. И мама поставила на середину чашку с квашеной капустой. Всё!

Лагерные жили как одна семья. Голодные, холодные, но делились последним. Дети учились в деревенской школе, нам разрешали выходить за территорию лагеря...

В сентябре нынешнего года память детства позвала его в те края. Поехал вместе с младшим сыном. Везде дикий лес. Но место, где была их землянка, нашёл по ориентиру – речке. Раньше на её берегу стояли печки.

Всего несколько дворов с немощными стариками осталось от деревни Южной Кузычихи, куда лагерные дети бегали в школу. А было три золотодобывающие шахты, фабрика, трудились две тысячи с лишним человек...

– В июле 1951 года семейных отправили в Среднюю Азию. Ехали в вагонах для скота, под дулами автоматов. В посёлке Табошары каждая семья получила в бараке комнатушку в 12 квадратных метров. Мы наконец-то вздохнули свободно. Папа работал на урановом руднике и ему даже платили заплату. В памяти остались урюк, который мы, оголодавшие, ели и не могли наесться, и свежая рыба – рядом несла свои воды река Амударья.

Отец продолжал настойчиво писать ходатайства о своей невиновности и реабилитации. В июле 1952 года офицер принёс нам письмо с сургучной печатью. Папа раскрыл конверт и закричал: «Ура!». Там было разрешение на выезд семьи домой. Мы вернулись в Туймазы. Отца окончательно реабилитировали в 1954 году.


И стал он первым секретарём ГК ВЛКСМ

– Моя родная школа – третья. Окончил её в 58-м и подал документы в Башкирский госуниверситет на исторический факультет. Все предметы, кроме одного, сдал на «пятёрки» – педагоги в школе были замечательные.

Экзамен по немецкому языку принимал некто Каспранский. Всё говорил: «Гут, гут... Хорошо». И вдруг спросил: «А знаете ли Вы, молодой человек, что означает Ваша фамилия?» Я оторопел, ответить не смог. Он и влепил «тройку». Так что по конкурсу я не прошёл. Пришлось поработать на ремонтно-технической станции. А в университет поступил в следующем году.

После окончания учёбы, перед распределением Василий Васильевич женился. С Ирмой Альбертовной, учительницей немецкого языка, приехал в Туймазы. Супруга преподавала в третьей школе, а его направили в восьмую – заместителем директора по воспитательной работе. Задержался там ненадолго: вскоре его избрали вторым, а затем и первым секретарём горкома комсомола.

Пять лет отдал комсомолу. Это была хорошая школа жизни.

Потом семь лет руководил самой крупной Туймазинской школой – № 8. Учительствовал в родной третьей школе, в медучилище. Пока Вера Александровна Фирсова «не перетянула» в лицей №128.


«Я тебя нокаутирую!»

Работал заместителем директора по воспитательной работе.

– Контингент достался сложный, – вспоминает Василий Васильевич. – Порой я даже ночевал в общежитии. Ребята не могли похвастаться ни учёбой, ни дисциплиной. Но взрослели, мужали быстро.

Был в группе токарей один кандринский парень — занозистый, боксер-перворазрядник. Столько на него жаловались!

Шиц несколько раз предупредил его: «Не обижай людей!» Как об стенку горох. Совсем распоясался. Тогда педагог решился на крайний шаг. Пригласил парня в кабинет и закрыл дверь ключом. Сказал тихо, но твёрдо:

– Ну что, боксировать будем? Я тебя нокаутирую.

– Василь Васильевич, зачем Вы так?

– А если не понимаешь добрых слов? На силу всегда найдётся другая сила. Пойми это!

Разговор при закрытых дверях сработал. И парень перестал драться.


Утолить голод... 1942 года

Детище Василия Васильевича – музей Боевой славы 300-й/87-й Гвардейской Сталинградской, Перекопской орденов Красного Знамени и Суворова II степени стрелковой дивизии. В этом году будут отмечать его 30-летие. Через музей, по скромным подсчётам, прошло около 33 тысяч молодых людей. Шиц рассказывал и продолжает рассказывать о боевом пути дивизии и подвиге воинов. Всегда напоминает: «Вы должны знать свои корни. Копайтесь в семейных архивах, теребите бабушек-дедушек, ищите!»

В картотеке дивизии собраны сведения о более пяти тысячах воинов. В том числе о 734 сынах и дочерях Башкирии.

– Один бы я ничего не сделал, – говорит педагог. – Ребята помогали. Тысячи писем разослали по всему Советскому Союзу. Ездили к ветеранам.

Три встречи организовали у себя. В сентябре 1987 года в нашем общежитии неделю жили 115 фронтовиков. К каждому прикрепили учащихся. Они буквально дневали и ночевали с ними. Ребята воочию увидели, что такое фронтовое братство, гвардейский долг.

Приехали люди самого разного социального положения – рядовой колхозник, тракторист, учитель, врач, агроном, три доктора наук, второй секретарь Омского обкома партии... Как трепетно они относились к женщинам – бывшим медсёстрам и снайперам, приехавшим на встречу!

Николай Иванович Кошуба всю войну в этой дивизии воевал. Тяжело болел, обезножил. Когда получил приглашение приехать на встречу, уговорил сына поехать с ним.

Николая Ивановича носили здесь на руках. С ним постоянно находился фельдшер лицея.

Или другой пример: председатель совета ветеранов дивизии Дмитрий Матвеевич Шабалов в 1995 году написал книгу – 260 страниц! — «Десант в бессмертие», посвятил её подвигу родной дивизии. Чтобы выпустить книгу (вдумайтесь в то, что я вам сейчас скажу), 85-летний пенсионер заложил свою квартиру! Что заставило пойти его на этот шаг? Чувство долга.

Вспоминаю и последний день пребывания, когда мы все вместе на автобусах поехали в Кандры на открытие мемориальной доски (во время войны штаб дивизии располагался в Кандринской школе №4).

Школьный двор был забит под завязку... Фронтовики расчувствовались, вспомнили голодную осень 1942 года. И нас осенило: надо утолить эту жажду голода кандринским хлебом! Поехали в магазин. Каждый получил горячую буханку. Плакали все...


Подвиг

В 65 лет Василий Васильевич ушёл на заслуженный отдых. Но продолжил заниматься общественной работой. По договорённости с военкоматом стал разбирать архив за 1938-1945 годы.

– Архив был ветхий, – рассказывает Шиц. – Для записей в войну использовали обёрточную и газетную бумагу. Многое поистёрлось. Приходилось расшифровывать через лупу. Связывался с сельсоветами, чтобы уточнить написание фамилий, деревень. Обнаружив повторы, переработал список.

Через Василия Васильевича прошли документы 32 тысяч 343 участников Великой Отечественной войны! Он работал два года без выходных. Бесплатно.

Теперь выясняет, какие подвиги совершили туймазинцы. Поиск ведёт в центральном архиве Министерства обороны РФ на информационном ресурсе «Подвиг народа». Данные записывает в тетрадь, затем вбивает в компьютер. За день успевает обнаружить документы максимум семи человек. На сегодняшний день найдены сведения о 256 воинах.

Но это ещё не всё. В ходе поисковой работы Василий Васильевич выявил 132 партизана-подпольщика — сынов и дочерей Башкирии, в их числе 23 туймазинца.

По материалам архива военкомата Шиц составил список, в который вошли 1104 туймазинца-участника боевых действий в Афганистане, Чеченской республике, воинов-интернационалистов. Материал также передан школам.

Ветеран сетует: «Мы очень много потеряли в плане духовного. Чувство коллективизма, доброты. Вопросы воспитания гражданственности, нравственности, патриотизма, к сожалению, отошли на задний план. Но это не вина, а беда нынешней школы...»

Василий Васильевич (кстати, сегодня ему исполнилось 75 лет) и Ирма Альбертовна воспитали двух сыновей и дочь. «Хорошие получились ребята», – сдержанно улыбается глава семьи. То и дело дом на улице Тельмана, где живёт чета Шиц, наполняется детскими голосами. Это совершают «набеги» шестеро внуков и два правнука – ещё один повод для радости.  



Поделиться:



Отображать комментариев на странице


Все поля обязательны для заполнения
Текст комментария:
Пользователи, оставляющие комментарии, несут полную правовую ответственность за их содержание.
Защита от автоматических сообщений