-21 °С
Облачно
Подписаться на Я.Новости
Все новости
Общество
22 Января 2019, 19:54

Ленинградец

Будто вырвали кусочек сердца – нет больше Модеста Павловича Зыгаря

Будто вырвали кусочек сердца – нет больше Модеста Павловича Зыгаря. Большого друга газеты «Туймазинский вестник», ветерана-блокадника. Умного, доброго, умевшего искромётно шутить и оставаться несгибаемым, когда другие отступали назад... Он не дожил совсем немного до 75-й годовщины снятия блокады города Ленинграда.
«Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг» пел в больничной палате блокадник Модест Зыгарь. И ушёл из жизни непобеждённым

В 13-летнем возрасте он потерял в блокадном Ленинграде родителей, брата и сестру. Его самого, чуть живого, везли на Большую землю сначала на грузовике через заснеженную Ладогу, затем в холодном вагоне железнодорожного состава.
Модест Павлович подчёркивал: «Я – ленинградец!». И хранил воспоминания в истерзанном сердце. Он всегда собирал крошки со стола. Делал это как-то незаметно. И беззвучно плакал, когда видел позеленевшие куски хлеба у мусорных контейнеров. В его памяти всегда стучал ленинградский метроном. Он жил, работал, любил за всех, кто остался там, на Пискарёвском кладбище.
В память о них в муках родилась тоненькая книжечка стихов о величайшей трагедии, о страданиях и силе духа ленинградцев. Она появилась благодаря туймазинцам, которые свято чтут память о той войне и не хотят её повторения. И газете – мы её набирали, печатали... Когда книга разошлась по школам и библиотекам, Модест Павлович продолжал собирать истории, мечтал написать продолжение. Его дух был бодр, но плоть угасала с каждым днём.
Когда стало совсем худо, дочь Наташа рванулась на улицу к такси, стоявшему под окнами. Позже водитель скажет, что был потрясён выдержкой ветерана. Так в жизнь Зыгарей вошёл человек, подставивший своё крепкое плечо. В любое время дня и ночи бывший военный, а сейчас таксист, Шамиль мчался в аптеку, в больницу, привозил какое-то особенное, южное, из абрикосов варенье и угощал старика.

Когда врачи отняли ногу, Модест Павлович заглушал боль песней. В коридоре больные переговаривались: «Слышите? Поёт! Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг» За два месяца мучений – ни одной жалобы. «Ленинградцы стоят до последнего», – говорил он.
В последний путь ветерана-блокадника провожали всего несколько человек – родные и соседи. Модест Павлович даже в такой день остался верен самому себе – ушёл тихо и незаметно, без пафоса и громких речей. Тучи рассеялись и выглянуло солнце, чтобы хоть немного согреть нас и укрепить в вере: жизнь продолжается.