Все новости
Победа. Новости
12 Марта 2020, 11:45

«НА ФРОНТ УШЁЛ В 17 ЛЕТ». ВОСПОМИНАНИЯМИ О ВОЙНЕ ПОДЕЛИЛСЯ ЖИТЕЛЬ КОЖАЙ-АНДРЕЕВО ТУЙМАЗИНСКОГО РАЙОНА

Сергея Афонасьевича Николаева мы застали на подворье. Нежно поглаживая по шёрстке лошадь Марусю, он вёл её в сарай. Животное не противилось. Оно будто чувствовало, что 94-летнему ветерану негоже перечить, и покорно двигалось за хозяином. Фронтовик – коренной житель деревни Кожай-Андреево Каратовского сельсовета Туймазинского района. Здесь он родился, отсюда отправился воевать с врагом, сюда потом вернулся и прожил всю жизнь.

Сергея Афонасьевича Николаева мы застали на подворье. Нежно поглаживая по шёрстке лошадь Марусю, он вёл её в сарай. Животное не противилось. Оно будто чувствовало, что 94-летнему ветерану негоже перечить, и покорно двигалось за хозяином. Фронтовик – коренной житель деревни Кожай-Андреево Каратовского сельсовета Туймазинского района. Здесь он родился, отсюда отправился воевать с врагом, сюда потом вернулся и прожил всю жизнь.

О детстве Сергей Афонасьевич рассказывает скупо. Да и о чём рассказывать, если закончилось оно быстро. Вырос в многодетной семье, помогал родителям в большом хозяйстве, а потом началась война. Одна за другой пришли похоронки на трёх его братьев. Сергея призвали в армию в 1943 году, когда ему едва исполнилось 17 лет. Мать упала в ноги: «Не пущу последнего сына на убиение фашистам!». На прощание Сергей обещал родителям отомстить за братьев. Материнское сердце не выдержало потерь и разлук – мама умерла, не дождавшись сына с фронта.

Юноша попал в учебную часть в Оренбургскую снайперскую школу. А через восемь месяцев отправился на передовую. Новобранцев погрузили в «телячьи вагоны» (так солдаты называли тогда товарные поезда), и эшелон тронулся в сторону Пскова. Оттуда до Латвии пополнение шло пешком, передвигаясь только по ночам. Все дороги были забиты. Нескончаемым потоком тянулись пехота, артиллерия, автомашины. Нацисты были готовы биться за Прибалтику до последнего солдата. Ведь по Балтийскому морю в Германию из стран Скандинавии активно велись поставки стратегического сырья. Поэтому фашисты тщательно контролировали подступы к Литве, Латвии и Эстонии. Но войска Красной Армии вели успешное наступление, с июля по август 1944 года они освободили значительную часть стран Прибалтики.

В начале 1945 года начались завершающие операции по её освобождению. Гитлеровцы стремились во что бы то ни стало удержаться на рижском плацдарме. Сергей Афонасьевич вспоминает, как тогда участвовал в бою под городом Либава (ныне Лиепая).

– В январе 1945 года началось всеобщее наступление. Провели двухчасовую артподготовку, – рассказывает ветеран. – Затем настал черёд сапёров, которые разминировали противотанковые и противопехотные мины. И только после этого в бой пошла пехота. На следующий день нас, разведчиков-снайперов, отправили на передовую, выяснить, где обосновался противник. Командир полка дал команду артиллеристам: прямой наводкой стрелять туда, откуда ведётся огонь, а мне и ещё двум бойцам приказал короткими перебежками добраться до переднего края противника и обезвредить пулемётчиков. Предварительно договорились: доберёмся до траншеи – дадим ракетой зелёный сигнал нашим солдатам. Только они перестали стрелять, мы побежали до длиннющего подвала, где как раз и находились фашисты. Подвал закидали противотанковыми гранатами. Оставшихся в живых шестерых фашистов взяли в плен. За ту операцию меня наградили Орденом Славы и медалью «За отвагу».

О победе мы услышали... с неба. Смотрим, летит самолёт-кукурузник, а оттуда в открытую дверь военный кричит: «Победа! Германия капитулировала!». Самолёт улетел, а мы от радости взяли автоматы и давай стрелять в небо. А в штабе ещё не знали эту новость, офицеры выскочили в панике: что, мол, такое, почему стреляют?

Всё лето Николаев ждал дальнейшего перевода. И всё это время наблюдал, как по дорогам Латвии в сторону лагеря для военнопленных тянутся многокилометровые колонны пленных германских солдат. Они шли понуро, шеренга за шеренгой, серые, запылённые солдаты поверженного рейха. Но для Сергея и его однополчан война ещё не кончилась. День за днём они прочёсывали хуторы в поисках затаившихся фашистов и предателей.

Только в сентябре 1945 года его отправили часть, расположенную в городе Кунгуре Пермской области. Там Николаев служил ещё долгих пять лет. Вернулся он в деревню только в 1950 году. Фронтовику выдали паспорт, он отучился на водительских курсах. Сначала трудился водителем в автотранспортном предприятии, потом электриком в НГДУ «Октябрьскнефть». А у себя дома на всю округу слыл опытным охотником и отличным пчеловодом.

С первой супругой Татьяной Владимировной ветеран прожил 54 года (она несколько лет назад покинула этот мир), вырастил четверых детей. Дети хоть и разъехались, но отца не забывают, с благодарностью приезжают в отчий дом. Сегодня ветеран коротает дни не один. Почти 15 лет душа в душу живёт со второй супругой Ниной Леонтьевной. Несколько лет назад Сергею Афонасьевичу государство предоставило уютную городскую квартиру. Но он так и не смог оставить своё Кожай-Андреево. Там ведь Маруся. Как она без него...