Все новости
Новости
23 Октября , 14:11

Почему в российских школах стреляют и куда смотрят школьные психологи?

За последние шесть месяцев в учебных заведениях России пять раз гремели выстрелы. В апреле – в школе Санкт-Петербурга, в мае – в казанской гимназии и воронежской школе, в сентябре – в университете Перми. Почему это становится опасной тенденцией?

Почему в российских школах стреляют и куда смотрят школьные психологи?

Крик о помощи или акт насилия?

Пять дней назад очередной случай произошел в поселке Сарс Пермского края. 12-летний мальчик пришел в школу с отцовским охотничьим ружьем, чтобы поквитаться с одноклассницей, изводившей его своими оскорблениями. К счастью, все закончилось благополучно. Шестиклассник два раза выстрелил в воздух, после чего директор школы сумела увести его в свой кабинет и забрать оружие.

Пока следователи и психологи разбираются в причинах трагедии, тему обсуждают в мессенджерах и соцсетях. Как предотвратить подобное в школах? Как обезопасить своих детей? Что за кошмар царит в душах и умах подрастающего поколения, что они не видят иного решения проблемы, как хвататься за оружие?

Что удивительно: каждый раз, когда приходит сообщение о стрельбе в школе или институте, люди задаются вопросом: а где были психологи, которые не увидели назревающий конфликт, куда смотрел директор, где охрана, как подросток смог пронести оружие в учебное заведение?

Они забывают, что психологи в школах работают в основном на полставки, а в сельских школах и того меньше. Они просто физически не успевают заглянуть в глаза каждому школьнику и увидеть его проблему. Но разве это не задача родителей?

Ответить на эти вопросы мы попросили психологов, работающих с детьми, в том числе из группы риска.

 

Мальчики тоже плачут

– В современном обществе бытуют определенные установки, касающиеся воспитания мальчиков. Например: «Мальчики не плачут», «Ты должен быть сильным, терпи», «Стыдно бояться темноты, ты же мужчина», «Не цепляйся за мамину юбку», – говорит психолог службы социально-психологической помощи «РАЙДО» Надежда Щукина. – Но при этом почему-то не принимается во внимание, что мужчине-то всего три или пять лет от роду.

Он просто маленький человек, который пока не умеет контролировать свои эмоции. А выражать горечь, обиду или страх может только слезами. Мальчики наравне с девочками (а нередко даже больше, чем девочки) нуждаются в маминой любви и ласке. Специалистами доказано, что юноши, вдоволь получавшие женскую заботу и безусловное обожание матери в детстве, переживают пубертатный период гораздо спокойнее. Они вырастают уверенными в себе, сильными мужчинами.

А если мальчику не разрешать эмоции, не позволять выпускать пар, то все, чему он научится, – копить внутри себя агрессию и обиды, которые будут расти, как снежный ком. Он может быть тихим, послушным и замкнутым в школе, «удобным» ребенком для родителей – ведь не спорит, не ругается, а сидит себе тихонечко за компьютером. Но когда начнется переходный возраст – выброс тестостерона, осознание своего мужского «я» – для такого мальчика порой достаточно одного слова или взгляда, чтобы случился взрыв, масштабы которого ужасают.

В воспитании детей важно сохранять баланс, не перегибая палку ни в сторону чрезмерной строгости, ни в сторону вседозволенности. Но границы нужно устанавливать обязательно. При этом необходимо объяснять, почему именно нельзя.

Случается, что настоящим мужчиной мальчика хочет воспитать отец, сам по натуре слабый и безвольный человек. Либо, наоборот, деспотичная и властная мать. Они держат ребенка в ежовых рукавицах. В этом случае велика вероятность того, что он вырастет забитым и закрытым человеком, способным самоутвердиться только за счет унижения более слабых.

– Очень сложно выявить из толпы того самого юношу, который, доведенный до отчаяния, способен пойти на крайние меры, – продолжает Надежда Александровна. – Важно обращать внимание на малейшие звоночки неблагополучия. И это в первую очередь задача родителей.

 

Поговори со мной, мама!

По мнению психолога школы № 5 Ирины Васильевой, современные родители перекладывают ответственность за воспитание своего ребенка на школу. Однако основная цель учителей – образовательная. Именно родители ответственны за то, что ребенок говорит, что смотрит и слушает, о чем думает и как себя ведет.

— Сегодня дети массу информации черпают в интернете, а родители часто не посвящены в их интересы, – говорит психолог. – Это же так удобно – дать ребенку телефон и спокойно заниматься своими делами. А потом недоумевать, почему мой сын (дочь) ничем не увлекается, не читает, не занимается спортом, не развивается. Родителям некогда разговаривать с детьми – им тоже хочется посидеть в интернете, полистать социальные сети. Постепенно они отстраняются друг от друга. Не чувствуя поддержки и защиты со стороны самых близких людей, в попытках быть услышанным ребенок может пойти на отчаянный шаг – просто для того, чтобы на него наконец обратили внимание. Агрессивное поведение детей – это сигнал SOS, крик о помощи, который нельзя игнорировать.

Моя задача как школьного психолога – распознать назревающий конфликт, пока не разразилась буря. Показателем может быть что угодно – результаты психологического теста, резкое ухудшение успеваемости, неопрятный внешний вид.

Иногда ребенок приходит со своей проблемой сам. Иногда о нездоровой ситуации рассказывают классный руководитель или одноклассники. Тогда мы разговариваем с ребенком, находим причину его беспокойства. Если дело в конфликте дома, в семье – подключаем родителей, если с одноклассниками или учителем – разбираемся вместе с ними. Когда обида выходит наружу вербально, она перестает точить изнутри. Поэтому самый важный совет для родителей: говорите со своим ребенком. Обсуждайте и его, и свои дела, спрашивайте, что его радует, а что огорчает. И если в нем сидит агрессия – помогите от нее избавиться: предложите побить боксерскую грушу, попинать мяч во дворе или пробежаться вместе.

Подросток – это всегда конфликт. Если он в тяжелый для себя период переходного возраста не будет молчать, замыкаться в себе и аккумулировать агрессию внутри, а выразит ее словами, скорее всего, до физического проявления дело не дойдет.

 

Глядим в оба

– В школе дети проводят как минимум треть дня, и все это время они находятся под наблюдением учителей, – говорит психолог и учитель младших классов школы № 4 Марина Виганд. – Конечно, конфликты случаются, и наша задача – вовремя их остановить. Предположим, если один ученик изводит другого до такой степени, что последний вслух начинает угрожать расправой «Я тебя убью» – это тревожный знак. Увы, сегодня мы не можем расценивать такие слова как пустую угрозу. Действовать необходимо сразу.

То же самое касается взаимоотношений в семье. Родители должны внимательно следить за изменениями в поведении, аппетите, привычках ребенка. Дети очень чувствительны к взаимоотношениям мамы и папы, крайне болезненно переживают родительские ссоры или развод. Если это случилось, будьте заботливы вдвойне. Есть сомнения – смело обращайтесь к классному руководителю и школьному психологу. А уж если сын или дочь напрямую обращаются к вам за помощью, ни в коем случае не отмахивайтесь. Это не блажь или каприз. Это проблема, которая не дает им жить.

Ни один ребенок не должен терпеть унижения и оскорбления ни со стороны одноклассников, ни со стороны учителя. Задача родителя – дать уверенность своему ребенку в том, что его не будут ругать, критиковать или обвинять, наоборот – защитят. Точно так же все должны четко понимать и то, что, если они кого-то обижают, то будут за это отвечать.

В подростковом возрасте конфликты в классе неизбежны, – говорит Марина Юрьевна. – Выброс гормонов, физическая перестройка организма, за которой не успевает психо-эмоциональный рост, недопонимание со стороны родителей – факторов очень много. Нередко мальчики и девочки, до 12-13 лет считавшиеся спокойными и уравновешенными, пускаются во все тяжкие. Это крик о помощи. Трудный ребенок – это тот, которому трудно. Помогите ему.

 

Автор:Регина Мигранова